На главную Почта Архив
     
 
http://www.vstoneft.ru
  Маршрут-новости
  Маршрут-мнения
  Маршрут-аналитика
  Маршрут-картография
  Маршрут-фото
  Маршрут-видео
 

версия для печати

Курс на стратегическое партнерство

Николай Токарев

Значимость переговоров, проведенных в Китае Д.А. Медведевым и Ху Цзиньтао, трудно переоценить, ведь они были посвящены стратегическим аспектам сотрудничества двух стран. О соглашениях, достигнутых в нефтетранспортной сфере, и перспективах развития взаимоотношений с восточным соседом России рассказал президент ОАО «АК «Транснефть» Николай Токарев.

Какие соглашения были заключены «Транснефтью» в Китае? Как в Поднебесной оценивают значимость нефтепровода «Сковородино – Дацин»?
 
Значимость нефтепровода лучше всего иллюстрирует тот факт, что на символическую кнопку, означающую завершение строительства новой нефтяной магистрали, нажали вместе Президент России Д.А. Медведев и Председатель КНР Ху Цзиньтао.
 
В августе, как вы помните, была проведена церемония окончания строительства российского участка нефтепровода, в которой принял участие Председатель Правительства РФ В.В. Путин. И вот теперь российско-китайский нефтепровод на всей своей протяженности готов к эксплуатации. С 1 января будущего года, как это и предусмотрено межправительственным Соглашением, начнутся поставки нефти в Китай в объеме 15 млн т в год.
 
В преддверии, а затем в ходе визита Д.А. Медведева в Китай состоялся ряд мероприятий, имевших весьма серьезное значение. В частности, в г. Тяньцзинь было проведено очередное заседание Энергодиалога «Россия – Китай» под председательством вице-премьера Правительства России И.И. Сечина и его китайского коллеги Ван Цишаня.
 
Рассматривались текущие вопросы сотрудничества в энергетической сфере. Важно отметить, что вопрос о нефтепроводе прозвучал первым. Данному проекту были вынесены самые положительные оценки. Вице-премьеры обоих государств выразили удовлетворение тем, что он успешно завершен, и в скором времени по нефтепроводу начнутся регулярные поставки сырья.
 
В ходе визита Президента РФ Д.А. Медведева в Китай был подписан ряд серьезных договоренностей в нефтетранспортной области, в частности Протокол о внесении изменений в межправительственное Соглашение о сотрудничестве в нефтяной сфере, заключенное в 2009 году. Новый документ дополняет Соглашение положениями, касающимися эксплуатации нового нефтепровода.
 
С российской стороны Протокол подписал И.И. Сечин. Цель документа – максимально упростить взаимодействие сторон в процессе эксплуатации нефтепровода и прежде всего подводного перехода через Амур. Протокол создает специальный правовой режим для перемещения персонала уполномоченных организаций России и Китая, а также материалов, оборудования и технических средств, необходимых для выполнения возможных ремонтных работ на нефтепроводе, предотвращения и устранения аварий и их последствий на подводном переходе через р. Амур, которые могут произойти при его функционировании.
 
Еще один важный документ, подписанный в ходе визита, – Генеральное соглашение о сотрудничестве России и Китая в вопросах эксплуатации нефтепровода. В отличие от Протокола под Генеральным соглашением стоят подписи руководства четырех компаний, непосредственно осуществляющих эксплуатацию, – «Транснефти», «Востокнефтепровода», Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) и компании Petro China. Соглашение было заключено в присутствии обоих глав государств. В приложениях к этому документу подробно регулируются конкретные вопросы эксплуатации нефтепровода.
 
Таким образом, можно констатировать, что с точки зрения нефтетранспортной проблематики визит прошел очень успешно. Подписанные соглашения подтверждают курс на стратегическое партнерство наших стран.
 
До какой мощности планируется довести в перспективе нефтепровод «Сковородино – Дацин»?
 
В соответствии с Соглашением о сотрудничестве в нефтяной сфере, мы будем поставлять в Китай 15 млн тонн сырья ежегодно. Пока речь не идет об увеличении в краткосрочной перспективе данного объема, но нельзя исключать, что со временем по взаимному согласию сторон ситуация может измениться.
 
Пока Китай не очень активно закупает нефть, отгружаемую в Козьмино. Почему отдается предпочтение исключительно сухопутным поставкам?
 
Поставки из Козьмино начались не так давно, и, может быть, Китай исходил при расчетах своих потребностей из того, что с 1 января 2011 года будет получать гарантированные объемы по нефтепроводу. В экономике КНР достаточно сильный плановый фактор, и наши китайские партнеры, возможно, исходят из этого.
 
Какова прогнозируемая потребность Китая в нефти в ближайшие годы? Какой объем страна вынуждена будет импортировать?
 
Потребности в энергоресурсах стран динамично развивающегося Азиатско-Тихоокеанского региона неуклонно растут, а КНР его несомненный экономический лидер. С точки зрения роста промышленного производства Китай – мировой лидер. Соответственно, потребности страны в углеводородном сырье сейчас весьма впечатляющие и впредь будут, скорее всего, только увеличиваться.
 
Для более четкого понимания ситуации имеет смысл привести некоторые цифры. По данным Министерства земельных и природных ресурсов КНР, в 2009 году Китай добыл 189 млн тонн нефти, а импортировал – 199 млн тонн. В результате был преодолен важный психологический рубеж – объем импорта нефти впервые превысил объем внутреннего производства. В нынешнем году импорт сырой нефти в Китай прогнозируется на уровне 230–235 млн тонн (рост на 12–15 %).
 
Что же касается дальнейших перспектив, то по оценкам Государственного комитета по развитию и реформам КНР, к 2020 году потребность страны в нефти достигнет уже порядка 560–600 млн тонн, а зависимость от внешних поставок составит не менее 65 %. Это означает, что при сохранении текущего уровня добычи к 2020 году Китаю придется импортировать не менее 365–390 млн тонн нефти.
Примечательным, однако, является то, что, хотя зависимость от поставок углеводородов из третьих стран у Китая весьма высока, китайцы не делают ставку исключительно на импорт черного золота, а активно ведут себя на направлении приобретения перспективных зарубежных месторождений и нефтяных активов.
 
Какие страны наряду с Россией поставляют сырье для растущей экономики Китая?
 
В контексте наших взаимоотношений с Китаем в данном вопросе представляется интересным выделить два аспекта – источники поставок и маршруты транспортировки нефти в КНР. На сегодняшний день в список нефтяных экспортеров в Поднебесную входят более трех десятков государств, безусловными лидерами среди которых по итогам 2009 года были Саудовская Аравия и Ангола. По состоянию на январь 2010 года ежемесячный объем поставок в Китай каждой из этих двух стран был близок к 3 млн тонн. Мы пока объективно не можем предложить такое количество нефти нашему восточному соседу, однако с началом коммерческих поставок по нефтепроводу «Сковородино – Мохэ» Россия уверенно займет третье место в вышеназванном списке.
 
Помимо добычи и закупки нефти в Китае серьезно озабочены проблемой обеспечения ее доставки. Повышенное внимание к этому вопросу обусловлено тем, что на сегодняшний день около 80 % импортируемой нефти поступает в КНР морским путем через Малаккский пролив преимущественно с использованием иностранных танкеров. В связи с этим в Пекине неоднократно заявляли о желании диверсифицировать маршруты импорта энергоносителей. Конкретные очертания эти намерения получили после того, как стало известно о плане формирования четырех стратегических каналов транспортировки: трех сухопутных – северо-западного (из России), северо- восточного (из стран Средней Азии), юго-западного (по нефтепроводу через Мьянму из нефтеналивного порта на берегу Индийского океана) и одного морского (в настоящее время является основным).
 
С завершением строительства российско-китайского нефтепровода наши китайские партнеры не только обеспечили себе поставку гарантированного объема нефти на двадцать лет вперед, но и серьезно продвинулись в деле диверсификации маршрутов транспортировки этого вида энергоносителей.
 
Казахстанские официальные лица утверждают, что наши страны не являются конкурентами в вопросе поставок нефти в Поднебесную, подчеркивая, что мы ориентируемся на разные экономические районы.
 
Действительно, географически казахстанская нефть поступает в западные регионы Китая, а российская – в северный район. Но мы не ощущаем угрозы конкуренции со стороны наших казахстанских партнеров не только в силу этих обстоятельств. Наши планы по поставкам нефти на китайский рынок четко зафиксированы в межправительственном Соглашении на годы вперед. Российско-китайское сотрудничество в данной сфере развивается на взаимовыгодной основе. Поставки в значительной степени связаны с выплатой кредита, взятого у Китая. Иными словами наши совместные планы уже перешли в плоскость взаимных обязательств, которые имеют долгосрочный характер. В гарантированный период времени будут осуществляться гарантированные поставки. Кроме того, как я уже сказал, китайский рынок настолько емкий, что места хватит всем.
 
Считается, что китайцы жесткие переговорщики, но отношения, сложившиеся благодаря двусторонним усилиям на востоке, сегодня понятны и прогнозируемы. Этого не скажешь о том, как строится взаимодействие с партнерами по проектам на юго-западном направлении. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы проектов «Самсун – Джейхан» и «Бургас – Александруполис»?
 
Китайцы действительно очень непростые партнеры по переговорам. У нас бывает разное понимание не только технических, но и некоторых юридических аспектов. Тем не менее мы, глядя друг другу в глаза, находим компромиссы.
 
Дело в том, что когда вы общаетесь с китайской стороной, то понимаете, – она отстаивает свои национальные интересы. Когда же имеешь дело с некоторыми другими партнерами, порой кажется, что на самом деле говоришь с кем-то другим, кто незримо влияет на выработку позиции противоположной стороны. И это ощущение по некоторым проектам с годами не проходит.
 
Мы всегда подчеркивали, что проекты, одобренные на межгосударственном уровне (к таковым, в частности, относится нефтепровод «Бургас – Александруполис»), для нас продолжают представлять интерес, и мы строго соблюдаем зафиксированные ранее договоренности. В силу статуса таких проектов мы ожидаем проявления аналогичного отношения к их реализации и со стороны наших партнеров, что, к сожалению, происходит не всегда.
 
Правда, буквально в последнее время наметился некоторый прогресс в отношениях с Болгарией. В ходе визита в эту страну вице-президента компании были получены позитивные сигналы о том, что болгарская задолженность по проекту будет постепенно ликвидироваться. Раньше подобных заявлений действующим болгарским правительством не делалось. Однако хотелось, чтобы эти обнадеживающие слова начали подкрепляться реальными делами. Этого мы пока не наблюдаем.
 
Что касается проекта «Самсун – Джейхан», то турецкая сторона, напротив, ведет себя весьма активно. Чувствуется явная заинтересованность в этом проекте, в участии в нем российской стороны и «Транснефти» в частности. Недавно нашими турецкими партнерами был разработан проект межправительственного соглашения по проблематике нефтепровода «Самсун – Джейхан», который был передан российской стороне. На взгляд компании, данный документ требует серьезной переработки.
 
В конце сентября в Москве состоялись переговоры с участием представителей министерств энергетики России и Турции, на которых российская сторона высказала свои озабоченности по проекту межправительственного соглашения. В ходе переговоров турецким коллегам был предложен на рассмотрение российский проект документа, подготовленный при активном участии «Транснефти» и согласованный с «Роснефтью».
 
Суть нашей позиции состоит в том, что стороны должны участвовать в проекте сооружения нефтепровода на равноправной основе, в том числе в части предоставления гарантий его заполнения нефтью. Это ключевой вопрос. Попытки «навесить» повышенные обязательства на одного из потенциальных участников проекта ведут в никуда, если эти обязательства не сопровождаются наделением такого участника дополнительными преимуществами.
 
Наш подход основан на формуле, в соответствии с которой все участники проекта должны гарантировать объем будущих поставок нефти по нефтепроводу пропорционально доли своего участия. При этом, как принято в международной практике, мы ожидаем от Турции, как страны, на территории которой предполагается строить нефтепровод, взятия на себя обязательств по всемерному содействию реализации этого проекта. В частности, сначала необходимо предусмотреть налоговые льготы, которые обеспечат такой уровень тарифа на транспортировку нефти по данному маршруту, который позволял бы ему быть конкурентным по отношению к Черноморским проливам.
 
 Турецкая сторона в предварительном порядке согласилась работать на базе российского проекта межправительственного соглашения и взяла паузу для более предметного осмысления наших предложений. Конечно, предстоят еще серьезные дискуссии, но иначе при обсуждении проектов подобного масштаба и не может быть.
 
Недавно украинской стороной была озвучена информация, что Республика Беларусь якобы гарантирует поставку 9 млн тонн венесуэльской нефти в случае перевода нефтепровода «Одесса – Броды» в аверсный режим. Как бы Вы могли прокомментировать эти заявления?
 
Нефтепровод «Одесса – Броды» проходит по территории Украины. У руководства этой страны есть суверенное право решать его судьбу, с учетом, правда, договоренностей, имеющихся с нашими компаниями. Если белорусы вдруг действительно сумели гарантировать подобные объемы, то украинская сторона стоит перед нелегким выбором – либо поверить обещаниям известного своей «предсказуемостью» партнера, либо оставить все как есть и продолжать получать доход от транспортировки по нефтепроводу реальной российской нефти.
 
Не исключаю вариант, что подобные заявления намеренно делаются кем-то с целью повлиять на российскую сторону в плане ускорения выработки документа о сотрудничестве в сфере транспортировки сырья по системе магистральных нефтепроводов. И, возможно, имеет место своеобразная дипломатическая акция, задача которой внести ощущение нервозности в ряды наших переговорщиков.
 
Мы, конечно, внимательно отслеживаем такие заявления. Но в то же время их значимость, на наш взгляд, пока не стоит переоценивать.
 
Николай Токарев – президент ОАО «АК «Транснефть»
 
Источник: журнал «Трубопроводный транспорт нефти»

08.10.10

О проекте | Контакты | Архив | На главную
© Экспертный портал "Восточный нефтепровод". Все права защищены