На главную Почта Архив
     
 
http://www.vstoneft.ru
  Маршрут-новости
  Маршрут-мнения
  Маршрут-аналитика
  Маршрут-картография
  Маршрут-фото
  Маршрут-видео
 

версия для печати

Российский экспорт: ливийско-японский фактор

Анна Анненкова

В сегодняшний век роста международной торговли энергоносителями и развития инфраструктурной составляющей поставок энергоресурсов любое серьёзное мировое или региональное событие может иметь далеко идущие последствия для всей системы мировой торговли.

Мировой рынок энергоносителей: основные факторы влияния
 
Основными факторами, влияющими на экспорт и импорт энергоносителей (преимущественно углеводородов) являются:
– рост энергопотребления
– усиление конкуренции за энергоресурсы
– рост цен на энергоносители
– волатильность мировых цен
– рост энергосбережения
– изменение региональных пропорций энергопотребления
– повышение инфраструктурных рисков
– повышение политических рисков.
 
Одним из основных факторов остаётся рост мирового энергопотребления – несмотря на внедрение новых энергосберегающих технологий, развитым странам в лучшем случае удается лишь  стабилизировать этот показатель. Поэтому сейчас прогноз обеспечения мирового потребления во многом зависит от того, сумеют ли развивающиеся страны переломить тенденцию опережающего роста энергопотребления за счёт снижения энергоёмкости экономики. Пока ответ на этот вопрос открыт.
 
Что касается мирового энергопотребления, то большую часть баланса по-прежнему прочно удерживают углеводороды – их доля составляет около 85% (Рис. 1). А в их структуре по-прежнему лидирует нефть. И хотя во второй половине ХХ в. наблюдался большой интерес к атомной энергетике, а в последние годы происходит постепенное укрепление позиций возобновляемых источников энергии (ВИЭ), тем не менее серьёзной альтернативы углеводородам в среднесрочной перспективе не ожидается. А это значит, что существенное влияние на расстановку сил на мировой энергетической арене будут иметь события, прямо или косвенно связанные с добычей, транспортировкой или потреблением углеводородных ресурсов – преимущественно нефти и газа.
Рис.1
Динамика мирового потребления энергии по видам топлива (млн. т.н.э.)

 

Кроме этого важно определить и «пороговый объём» потребления или добычи энергоресурсов (например, нефти), при изменении которых с большой вероятностью произойдут заметные сдвиги в существующем мировом раскладе сил. Представляется, что такой «порог» -- не менее 3-5% от мирового потребления. Оговоримся, что при любых локальных изменениях как добычи, так и потребления происходит перераспределение сил. Но если мы говорим об объёмах, ощутимых именно для мирового рынка, то по нефти это должно быть порядка 150-200 млн. тонн (исходя из мирового потребления 3,9 млрд. тонн в 2009 году).

Хорошим примером может послужить энергетический кризис 1973 года, когда ОПЕК снизила объёмы добычи нефти сразу на 685 тыс. тонн в сутки (мировое ежегодное потребление тогда составляло около 2,6 млрд. тонн) и повысила цены на 70%. По словам госсекретаря США того времени Генри Киссинджера, нефтяное эмбарго ОПЕК стало оружием, «бесповоротно изменившим сложившийся в послевоенный период мир». Именно после этого кризиса во многих странах-импортёрах углеводородов были запущены масштабные программы по развитию атомной энергетики (Франция, Германия, Япония, Корея, Швеция), а Советский Союз заметно увеличил поставки нефти в страны Запада.
 
Ситуация в Ливии: импульс для новой волны
 
Конечно, боевые действия в Ливии не прошли незамеченными для мирового рынка нефти – в момент начала военной операции (конец февраля) котировки Brent за несколько дней выросли более чем на 10% и уверенно закрепились выше $100 за баррель. Не стоит, впрочем, забывать, что мировой рынок «чёрного золота» очень спекулятивный – из 100% сделок по фьючерсам реальными являются менее 5%. А это значит, что основная масса событий, связанных с поставками и потреблением нефти, используется скорее как повод сыграть на рынке. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов крупные события, долгосрочно влияющие на мировые поставки. Но они происходят довольно редко, зачастую же основным фактором среднесрочного роста или падения цен на нефть является общая картина, царящая на фондовых и сырьевых рынках. Так, в последние месяцы на площадках наблюдается избыточная ликвидность, заставляющая рынки продолжать рост. На таком фоне ситуация в Ливии, конечно, послужила импульсом для новой волны роста.
 
Если же оценивать влияние ливийских событий на сами поставки нефти, то исходя из годовой добычи Ливии (примерно 80 млн. тонн нефти в год) приходим к выводу, что существенного влияния на расклад сил в мире это событие вряд ли будет иметь. Хотя в самом регионе изменения произойдут. Так, более 85% добываемого сырья Ливия отправляет на экспорт. (Табл.1)
Табл.1
 
Структура экспорта нефти из Ливии (данные за 2009 год)

Страна-импортер
Импорт из Ливии,
млн. тонн
Доля страны*,
%
Италия
21,3
32
Германия
8,9
13,4
Англия, Нидерланды,
Австрия, Португалия,
Сербия, Греция, Чехия
8,6
13
Франция
6,6
10
Китай
6,6
10
Испания
5,7
8,6
США
4,0
6
Индия, Малайзия
2,6
4
Бразилия
2,0
3
Всего
66,3
100

* Доля страны-импортёра в общем экспорте Ливии

А это значит, сто в случае долгосрочного прекращения нефтяных поставок из Ливии наибольший дефицит образуется в Европе (порядка 50 млн. тонн). И предполагается, что этот дефицит будет восполняться нефтью из стран Персидского залива, а также из России. Соотношение возможных поставок из этих двух регионов пока не определено и зависит как от способности стран-продавцов к увеличению своего экспорта, так и от договорённостей между конкретными странами. При первом же приближении России, по всей видимости, стоит ориентироваться на увеличение экспорта на 10-20 млн. тонн.
 
Поставки в Японию: как изменится российский экспорт
 
Ситуация с российскими поставками «чёрного золота» на японский рынок сложнее. В долгосрочной перспективе Япония заинтересована в диверсификации поставок «чёрного золота», в частности сокращения доли ближневосточной нефти и наращивания доли альтернативных поставщиков (в том числе России). Но в связи с землетрясением спрос Японии на «чёрное золото» уменьшился (из-за частичной остановки НПЗ). А в таких условиях Страна восходящего солнца, видимо, предпочтёт сохранить хорошие отношения с проверенными поставщиками, а «российский фактор» использовать как козырь в игре с ними на понижение цены. Ведь российская нефть в структуре японского импорта в 2010 году составила всего около 2%. Поэтому в сложившейся ситуации России остаётся ждать восстановления перерабатывающих мощностей Японии, а экспорт нефти пока ориентировать на другие страны АТР.
 
Анна Анненкова - старший специалист аналитического отдела ИК «Баррель»
 
 

27.04.11

О проекте | Контакты | Архив | На главную
© Экспертный портал "Восточный нефтепровод". Все права защищены