На главную Почта Архив
     
 
http://www.vstoneft.ru
  Маршрут-новости
  Маршрут-мнения
  Маршрут-аналитика
  Маршрут-картография
  Маршрут-фото
  Маршрут-видео
 

версия для печати

ВСТО: проект как национальная идея

Александр Дармин

Проект «Восточная Сибирь – Тихий океан», который успешно реализуется уже несколько лет, справедливо рассматривается властями страны не только как экономический и геополитический инструмент, но и как возможность коренным образом изменить ситуацию в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Сотни километров нефтепровода проходят по местам, где до этого не ступала нога человека и -- без этого проекта вряд ли ступила бы. Чтобы осуществить такой проект в таких условиях, «Транснефти» и ее подрядным организациям по сути пришлось возводить всю необходимую инфраструктуру с нуля.

История нашей страны уже знает примеры, когда крупный проект становился локомотивом развития инфраструктуры. Таким проектом была железнодорожная сеть «Транссиба», которая не только соединила западную и восточную часть страны, но и привела к созданию ряда крупных городов. Подобным проектом было освоение месторождений Западной Сибири, когда за несколько десятилетий страна получила не только миллионы тонн нефти, но и молодые развивающиеся регионы Югру и Ямал. Появлялись новые города (кто до прихода нефтяников в Западную Сибирь слышал о Самотлоре или Нижневартовске?), строились километры дорог, мосты и другие объекты инфраструктуры. Гораздо важнее, что решалась проблема с неравномерным расселением на территории СССР, ведь вахтовики решали остаться на месте своей работы, а не возвращаться домой.
 
В случае со строительством ВСТО дело на самом деле обстоит не так плачевно. Люди на территории Дальнего Востока и Восточной Сибири уже живут, дороги кое-где есть, но этого недостаточно для развития региона. Вопрос ведь не только в экономической нецелесообразности проживания большей части населения на меньшей части страны. Вопрос и в геополитической безопасности. Оставлять перед крупными азиатскими государствами малозаселенный регион, богатый природными ресурсами, просто глупо. Так что строительство такого крупного инфраструктурного проекта позволит привлечь в регион дополнительные рабочие руки и создать новые семьи, что положительно скажется на демографической ситуации. Это покажет всем, что Россия эту часть своей территории никогда не бросит.
 
Но это уже эффект от строительства, а предпосылками его начала стали экономические и геополитические факторы.
 
«За проектом ВСТО стоят, по-видимому, в первую очередь не коммерческие, а стратегические соображения, а также соображения развития обширных и слабозаселённых областей России, которое является её давней целью».
Джон Уэбб, директор отдела российской и каспийской энергетики консалтинговой компании IHS CERA (Cambridge Energy Research Associates)
 
Идея строительства нефтепровода была абсолютно адекватной – необходимо было не только «расшевелить» нефтяные компании и их месторождения в Восточной Сибири, но и привлечь денежные потоки азиатских соседей, прежде всего Китая. Уже сейчас мы видим, что ВСТО стал мощным геополитическим инструментом: Россия показывает Западу, что нефть, которую тот изначально считал своей, может уйти на Восток. В перспективе углеводороды могут поставляться в США и Австралию. К тому же это единственный нефтепровод с такой мощностью, который идет не по территории транзитных стран, что увеличивает надежность поставки нефти по нему.
 
Доказанные запасы нефти Восточной Сибири, которые являются основой заполнения ВСТО, составляют по основным месторождениям (Ванкорское, Талаканское, Верхнечонское) около 775 млн. тонн нефти, ещё около 280 млн. тонн могут дать участки недр Юрубчено-Тахомской зоны. Нефть с ВСТО будет более качественной, чем «западная»: в нее не будет попадать высокосернистая нефть с месторождений Татарстана и Башкирии, что может приносить компаниям дополнительную прибыль. Это дает реальный шанс «оторвать» цену на новый сорт нефти от «привязки» к Brent. Отрадно, что ВСТО не только «забирает» нефть, но и находит ее! Простые, но красноречивые цифры: в 2010 году добыча нефти в Якутии составила почти 3,5 млн тонн, при том, что «в прошлой жизни», то есть до ВСТО, там добывалось всего 250 тыс. тонн. Миллионы и тысячи — это разница! Да, геологи знали, что нефть в этих местах есть, но пока не появился трубопровод, никто и не думал начинать освоение месторождений. Эксперты говорят, что благодаря прохождению трассы нефтепровода по территории Амурской области, региону предоставят государственные средства на геологоразведку.
 
«Важно понимать, что ВСТО — это же не просто несколько тысяч километров труб. Это новые рабочие места, новые налоги и вообще принципиально новый облик многих регионов на Севере и на Дальнем Востоке. Трубопровод обрастёт своей собственной инфраструктурой, которая будет кормить местных жителей и приносить налоги в бюджеты всех уровней. Мы уже лет двадцать слышим рассуждения на тему того, что Дальний Восток «загибается». Появление трубы — это, по сути, уникальный шанс для всей огромной территории».
Василий Усольцев, заместитель председателя комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока Госдумы РФ
 
Критики часто пеняют на высокую стоимость проекта ВСТО, считая, за сколько лет компания «Транснефть» сможет окупить его. Они считают, что за эти деньги правильнее было бы строить дороги. Но кому нужны дороги, по которым нечего и некуда было бы возить? Важно понимать, что нефтепровод, как и любой подобный крупный проект, обладает громадным потенциалом для развития всей экономики страны и конкретных регионов. Строительство трубы – это не только дополнительные объемы нефти и новые месторождения. Это крупные заказы строительным фирмам, производителям труб, дорожному строительству, пищевой промышленности, которая кормит рабочих, и другим отраслям. Вся трубная продукция, предназначенная для сооружения нефтепровода - отечественного производства. Причем некоторым предприятиям в связи с высокими требованиями «Транснефти» к качественным характеристикам оборудования пришлось осваивать новые виды производства.
 
В регионы приходят большие деньги, которые затем в качестве налогов возвращаются в бюджет. Уже во время строительства регионы, по которым прошёл нефтепровод, буквально стали возрождаться. Киренский район Иркутской области – единственный, где отмечен рост производства в регионе. В Олёкминске, где население около десяти тысяч человек, появилось больше 500 новых рабочих мест. Ленский район Якутии из дотационного стал донором. Для жителей Братска появилось 700 рабочих мест. По расчетам специалистов «Транснефти», только подрядчики компании создали более 15000 рабочих мест в самых депрессивных районах Восточной Сибири и Дальнего Востока. Интересно, но эффект от строительства нефтепровода на земле получили даже те, кто летает в небе. Все аэропорты и авиапредприятия в зоне ВСТО были убыточными или вовсе банкротами. Сегодня благодаря заказам на перевозку груза и людей, они получают доходы, берут в аренду новую технику, увеличивают зарплату лётчикам и наземному персоналу.
 
Иркутская область только от транспортировки нефти  в 2010 году получила доход в 2,7 млрд рублей. А выгоду, которую получают муниципальные образования, можно понять на примере Ленского района. Как сообщил его глава Сергей Высоких, от «Востокнефтепровода» («дочки» «Транснефти», осуществляющей эксплуатацию ВСТО) и связанных с ним структур в бюджет района поступило порядка 12 млн рублей по налогу на доходы физических лиц. Строительство спецморнефтепорта «Козьмино», который, принимая танкеры дедвейтом до 300 тыс. тонн, позволит судоходной гавани Находка довести грузооборот до 100 млн тонн в год, означает диверсификацию экономики Приморского края и его развитие. Должно исчезнуть и ненормальное для России отношение к восточным регионам, как не к части страны, а к какой-то Большой земле. 
 
Большое дело всегда дает заметные результаты, не только напрямую, но и косвенно. Например, правительство республики Якутия заключило соглашение с «Транснефтью», и оно работает. В 2010 году в том же Ленском районе отремонтирована дорога «Ленск — Нижняя Нюя». Ремонт обошелся в сумму, которую бы муниципальный бюджет не смог себе позволить, — 140 млн рублей. Еще 30 млн рублей компания выделяет на ремонт мостов.
 
Как когда-то те, кто работал на БАМе, вспоминали его добрым словом, рассказывая, какой толчок он дал их будущим успехам, так и ВСТО, особенно для молодежи, является отличной школой жизни и осознанием того, что сделал что-то для своей страны. 
 
Проект ВСТО стал не только мощным экономическим и геополитическим инструментом, но и новым шансом для страны вспомнить о своих дальних территориях. Рост промышленности, обеспеченной заказами от строителей ВСТО, создание инфраструктуры на местах, увеличение социальной мобильности и формирование идеи для тех, кто строит громадный нефтепровод, делают проект строительства одним из наиболее значимых в современной России.
 
 
Александр Дармин – главный редактор портала TopNeftegaz.ru

 

21.06.11

О проекте | Контакты | Архив | На главную
© Экспертный портал "Восточный нефтепровод". Все права защищены