На главную Почта Архив
     
 
http://www.vstoneft.ru
  Маршрут-новости
  Маршрут-мнения
  Маршрут-аналитика
  Маршрут-картография
  Маршрут-фото
  Маршрут-видео
 

версия для печати

НАЧАЛО

Дмитрий Орлов

То, что произошло в конце апреля в окрестностях Тайшета, изменит многое в российской экономике – а возможно, и в истории России. Строительство нефтепроводной системы «Восточная Сибирь-Тихий океан» (ВСТО, Восточный нефтепровод) началось. Старт проекту дал на совещании в Томске президент Владимир Путин. О небольшом участке маршрута, который должен пройти севернее Байкала во имя сохранения чистоты этого поистине уникального озера, продолжаются споры. Насколько севернее? Какова протяженность? Во что обойдется? Одно, пожалуй, бесспорно: России Восточный нефтепровод нужен. Для гарантирования экономического суверенитета. Для развития Восточной Сибири и Дальнего Востока. Для того, что бы вопрос о том, куда продавать нашу нефть, мы решали сами. Для сохранения нашей общей свободы, наконец.

ВСТО -- важная часть стратегии энергетической сверхдержавы. Российскую инфраструктуру, прежде всего нефтепроводы, газопроводы и нефтепродуктопроводы, вообще нужно развивать. Территория России – более 17 млн кв. км, США – около 9,4 млн кв. км (55% от РФ). А насыщенность трубопроводным транспортом противоположная. Общая длина магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов в РФ – 62 тыс. км, в США – 287 тыс. км (463%), газопроводов – соответственно 158 и 453 тыс. км (290%).

Инфраструктура – «кровеносная система» экономики. От того, насколько охватывает она территорию страны, прямо и непосредственно зависит интенсивность экономического развития. Сохранить достигнутые позиции можно только в случае, если проблем со сбытом нашей нефти никогда не будет. Для этого России как раз и нужна свобода выбора нефтяного экспорта.

Обеспечить подлинную свободу выбора того, куда поставлять российскую нефть, невозможно, если будет сохраняться традиционная ориентация российского экспорта на Европу. Один рынок, пусть надежный и стабильный, -- это так или иначе зависимость. Российскому нефтяному экспорту нужна диверсификация, прежде всего за счет Азиатско-Тихоокеанского региона». Создать новое – азиатское – направление российского нефтяного экспорта должен помочь Восточный нефтепровод.

Сегодня более 40 процентов российской экспортной нефти идет в Европу по нефтепроводу «Дружба», около 40 процентов – через Новороссийск и другие черноморские порты, 20 процентов – через Балтийскую трубопроводную систему. На азиатские же рынки поставляется примерно три процента российской нефти. Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) – наиболее емкий и развивающийся сегмент мирового рынка сырой нефти и нефтепродуктов. На его долю сегодня уже приходится 28 % общемирового потребления нефти. Основные потребители углеводородов в регионе -- Китай (30 %), Япония (24 %), Южная Корея (10,6 %), Индия (9,9 %), Индонезия (5,1 %) и Австралия (3,8 %). И эта доля постоянно возрастает. При этом политика европейских стран нацелена на регулирование спроса и энергосбережение. Неудивительно, что рост российской нефтедобычи естественным образом ориентирован на экспорт в страны АТР. К 2020 г., по словам министра промышленности и энергетики Виктора Христенко, в Азию будет уходить уже треть российского экспорта нефти – прежде всего по Восточному нефтепроводу. Его Христенко восторженно сравнил с «окном» в Азию.

Это окно должно быть прорублено. К счастью, о той цене, которую заплатила Россия за прорубание «окна в Европу» при Петре I, речи не идет – во всех смыслах слова «цена». «Транснефть» привлечет кредитные ресурсы, и проблем не будет. Совсем недавно о готовности предоставить кредит для строительства заявил Сбербанк, а западные банки готовы к этому давно.

Экологическая безопасность нефтепровода гарантирована сотнями экспертиз, новейшими решениями и жесткой технологической дисциплиной «Транснефти», а теперь еще и президентской коррекцией его маршрута. Решение Владимира Путина одобрили практически все серьезные экологические организации, выступавшие в качестве оппонентов «Транснефти»: Greenpeace Россия, WWF, ЮНЕСКО. Этим они фактически дали Семену Вайнштоку и его команде карт-бланш на строительство без преград и протестов.

Однако колоссальное внимание общества к проблемам Байкала, которого добились экологи в борьбе с «Транснефтью», уже не ослабнет. Устраняя лишь гипотетические угрозы экологии озера, «Транснефть» разрабатывала уникальные природоохранные технологии. Теперь в соответствии с решением президента она корректирует маршрут трубы, идет на беспрецедентные организационные проблемы и расходы. И все это – во имя экологической чистоты Байкала. Священного Байкала. Ответный шаг – за ОАО «РЖД». В некоторых местах железная дорога подходит почти вплотную к урезу воды. А ведь по этим рельсам идут и цистерны с нефтью – миллионы тонн в год. Общество ждет от железнодорожников продуманной и комплексной программы защиты экологии Байкала, резкого снижения аварийности, возмещения вреда, десятки лет наносимого природе и человеку.

Позиция некоторых экологов и журналистов, которые сделали себе – буквально из ничего – имя на критике проекта ВСТО, не изменяется и сегодня. «Транснефти» нельзя доверять, говорят они. Строить нельзя нигде – ни в 800 метрах от Байкала, ни в 80 километрах. И -- протестовать, протестовать, протестовать. Абсурд? На мой взгляд, нет. Просто есть идеалы и есть интересы. Кто боролся за идеалы (отодвинуть трубу во имя Байкала) – поблагодарил президента за решение, принятое в интересах общества. Кому дороги интересы (во что бы то ни стало не дать «Транснефти» построить нефтепровод) – продолжает сильно шуметь. Странность шума, например, от сайта «БАБР.Ру» особенно заметна на фоне почти полного спокойствия респектабельных экологов и общественных деятелей. Ощущение странности нарастает и порождает вопросы. Например, чьи интересы отражает тот же «БАБР.Ру»? Имеет ли он отношение к внесистемной оппозиции? Может быть, цель сайта – не столько ВСТО, сколько организация массовых акций, дестабилизация ситуации в Сибири и рост сепаратистских настроений?

Впрочем, собака лает – караван идет. Политическая воля руководства России выражена ясно, последовательность в реализации проекта налицо. Глава «Транснефти» Семен Вайншток заявил, что первая очередь нефтепровода будет построена точно в срок – в 2008 году. Именно поэтому строительство первой очереди без помпы и славословий уже идет – с двух сторон, от Тайшета и от Сковородино. Нельзя забывать и об обязательствах по отношению к Китаю (ответвление ВСТО от Сковородино до китайской границы), которые еще раз подтвердил недавно Владимир Путин.

«На Восток!» -- не просто броский лозунг. Как и пятьдесят, и сто, и пятьсот лет назад от освоения восточных территорий зависит и будущее России, и ее сохранение в качестве крупной региональной державы. Когда-то символом колонизации восточных территорий были казацкие струги, потом – демидовские заводы, Транссиб и БАМ. Новое время - новые символы. Сегодня такой символ – Восточный нефтепровод. Это факт, который вынуждены признать даже самые жесткие критики проекта. А с фактами – не поспоришь.

Дмитрий Орлов – главный редактор экспертного портала «Восточный нефтепровод», генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук

04.05.06

О проекте | Контакты | Архив | На главную
© Экспертный портал "Восточный нефтепровод". Все права защищены