На главную Почта Архив
     
 
http://www.vstoneft.ru
  Маршрут-новости
  Маршрут-мнения
  Маршрут-аналитика
  Маршрут-картография
  Маршрут-фото
  Маршрут-видео
 

версия для печати

НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ НОВОЙ ТРАССЫ

Юрий Александров

Решение президента о переносе трассы ВСТО за пределы водосборной зоны Байкала создало новую ситуацию для всех, кто так или иначе причастен к этому проекту. Оно повлияло на политический климат в стране и общественное мнение. Сейчас, через полтора месяца после решения Владимира Путина, можно сделать первые выводы из случившегося и оценить характер возникших проблем.

В процессе принятия решений по ВСТО политики недооценили несколько факторов. Во-первых, силу патриотических чувств российской общественности в отношении Байкала. Во-вторых, глубину их недоверия к государственным хозяйственным организациям – недоверия, унаследованного еще от времен советского хищнического отношения к природным ресурсам. В-третьих, возможности отечественных экологических организаций.

Совершенно ясно, что решение, вести или не вести трассу нефтепровода вдоль берега Байкала, могла принять только власть. Ведь, что бы ни говорила и ни думала экологическая общественность о компании «Транснефть», та, бесспорно, представила наиболее экономически обоснованный проект ВСТО из всех называвшихся (но не разработанных) вариантов, а также спроектировала весьма надежную систему обеспечения его экологической безопасности. Поэтому совершенно очевидно, что руководство «Транснефти» не имело ни оснований, ни права изначально закладывать в проект «табу» в отношении водосборной зоны Байкала. Это был уровень президента и правительства.

Ситуацию можно было бы и не доводить до стадии обострения, если бы статус Байкала был определен четко и ясно: что можно делать в его водосборной зоне, что ни в коем случае нельзя, а что требует специального обсуждения и решения на государственном уровне. Таким уровнем является, конечно, сфера отношений между президентом страны и Федеральным собранием, и оно же обязано было давно принять соответствующий закон. Тем более что нынешний случай отнюдь не первый. Еще в советские времена общественность поднимала голос против строительства прямо на берегу Байкала целлюлозно-бумажного комбината и против прокладки линии БАМа чуть ли не у самой линии уреза воды. Сегодня ответственность за недоработки парламента пришлось взять на себя президенту.

Принятое в критический момент волевое решение президента не только успокоило тревогу общественности за судьбу Байкала, но и принесло очевидный политический выигрыш. Оно сработало на авторитет президента и власти в целом – как внутри страны, так и на международном уровне, вызвав благодарную реакцию в ЮНЕСКО и других организациях, озабоченных проблемами мировой экологии. В самой России оно способствовало консолидации администрации регионов восточной части страны вокруг центральной власти. Намерение проложить трассу ВСТО вдоль Байкала подняло особенно высокую волну протестов в Иркутской области и Бурятии, создав сильное напряжение для руководства этих субъектов Федерации, а правительство Якутии испытывало разочарование тем, что было отвергнуто его предложение вести нефтепровод по югу республики.

Теперь все получили желаемое: Байкал оставят в покое, а трасса ВСТО, вероятнее всего, пройдет именно там, где хотели: в Якутии. Неудивительно, что столь агрессивная еще недавно местная пресса полна сообщений о готовности региональных властей активно сотрудничать в «Транснефтью» ради успешного осуществления проекта. Президент Якутии Вячеслав Штыров, например, заявил, что строительство ВСТО имеет для социально-экономического развития республики «революционное значение». Довольны и нефтяные компании, которые разрабатывают крупные нефтяные месторождения вблизи предлагаемой новой трассы ВСТО и тоже обещают всевозможное сотрудничество и содействие. Консолидации общих усилий способствует не только понимание выгод от нового проекта, но и осознание того, что задача его реализации сильно усложнилась.

Умиротворение в рядах политиков создает благоприятную среду и для того, чтобы Федеральное собрание обратилось к вопросу о статусе Байкала и о своей роли в охране национальных богатств страны. Тем самым оно сделало бы шаг в к совершенствованию системы отношений между законодательной и исполнительной ветвями государственной власти вместо того, чтобы дрейфовать в сторону превращения себя в один из инструментов «властной вертикали».

Но впадать в эйфорию еще рано. Пока же достаточно проследить по карте основной, судя по всему, вариант трассы в обход Байкала (Тайшет – Усть-Кут – Ленск - Олёкминск – Алдан – Нерюнгри – Тында - Сковородино), чтобы понять, насколько усложнилась для «Транснефти» задача его строительства и последующей эксплуатации. Насколько дороже он может обойтись, чем отвергнутый вариант. Поэтому власти и общественности, уже успокоившимся за судьбу Байкала, следует, видимо, переключить внимание на то, как будет обеспечиваться практическая реализация проекта. Во сколько это будет обходиться на практике, что может произойти, если при сильно возрастающей стоимости строительства произойдет заметное снижение мировых цен на нефть. Главная забота при этом одна: добиться, чтобы жизненно важный для страны объект был введен в действие точно в срок.

Юрий Александров – доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН

19.06.06

О проекте | Контакты | Архив | На главную
© Экспертный портал "Восточный нефтепровод". Все права защищены