На главную Почта Архив
     
 
http://www.vstoneft.ru
  Маршрут-новости
  Маршрут-мнения
  Маршрут-аналитика
  Маршрут-картография
  Маршрут-фото
  Маршрут-видео
 

версия для печати

НЕФТЬ ДЛЯ АТР

Евгений Галичанин

В последнее время очень много разговоров ходит о строительстве трубопровода «Восточная Сибирь-Тихий океан», однако возникают сомнения: обеспечено ли строительство данной трубопроводной системы необходимыми ресурсами. Ситуацию проясняет председатель подкомитета по нефтяному комплексу комитета по энергетике, транспорту и связи Государственной Думы России Евгений Галичанин.

Расскажите об имеющихся в настоящее время программах освоения углеводородных ресурсов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Сразу хочу сказать, что во всех подобных документах все рисуется в оптимистических тонах. В частности, говорится, что к 2010 г. добыча нефти в Восточной Сибири и Республике Саха (Якутия) может достичь 12-1З млн. тонн. В этот период ожидается начало промышленной разработки Талаканского, Юрубчено-Тохомского, Куюмбинского месторождений, будут организованы поставки конденсата с Ковыктинского месторождения. На шельфе Сахалина будет завершен ввод в эксплуатацию производственных объектов проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2», что позволит довести суммарную добычу нефти в Сахалинской области до 2З млн. тонн. В дальнейшем, при проведении активной государственной политики в области недропользования и лицензирования недр, резком расширении геологоразведки, развитии перерабатывающей и транспортной инфраструктуры, добыча нефти в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (с учетом добычи на Сахалине и его шельфе) может быть к 2020 г. доведена до 90 млн. тонн, а к 20З0 - до 145 млн. тонн. На шельфе Сахалина будет сформирована новая крупная система нефтеобеспечения и расширены экспортные поставки в Японию, Китай, Южную Корею, Индию, Филиппины, другие страны АТР, а также на тихоокеанское побережье США. Кроме того, планируется увеличить загрузку сахалинской нефтью Комсомольского НПЗ. Поставки на Хабаровский НПЗ, вероятно, будут организованы с месторождений Республики Саха. В настоящее время уровень загрузки производственных мощностей Комсомольского НПЗ составляет чуть более 70%, Хабаровского - менее 60%. Доля сырья, поставляемого на эти заводы из Западной Сибири, - свыше 80% и 100% соответственно.

Есть ли какие-то прогнозы насчет экспорта нефти?

К 2010 г. (с учетом прогноза добычи и переработки нефти в России с детализацией по макрорегионам, экспорта в западном направлении, поставок на НПЗ Восточной Сибири и Дальнего Востока) ежегодный экспорт сырой нефти из России в страны Азиатско-тихоокеанского региона может достичь 44 млн. тонн, в том числе из Западной Сибири - 20 млн. тонн, из Восточной Сибири и Республики Саха - 6 млн. тонн, Сахалина - 18 млн. тонн. К 2020 г. экспорт нефти составит около 95 млн. тонн в год, к 20З0 г. - 120 млн. тонн в год. Экспорт сырой нефти из России в Китай составит 32 млн. тонн, в 2010 г., 61 млн. тонн - в 2020-м, 70 млн. тонн - в 20З0 г. Экспорт нефтепродуктов в АТР будет эффективен с НПЗ, находящихся в приграничных районах либо недалеко от портов (Ангарск, Хабаровск и др.). Объем экспорта, при условии значительного повышения качества продукции, может быть доведён до 12 млн. тонн в год, в том числе в Китай - до 11,5 млн. тонн. Ежегодный экспорт сжиженных углеводородных газов (СУГ) в страны АТР может достигнуть уже к 2015 г. 1,0 млн. тонн.

Правда ли, что углеводородных ресурсов в Восточной Сибири недостаточно?

Нет. Об этом сегодня уже не говорит ни один серьезный эксперт. Весь вопрос в сроках освоения и масштабах необходимых инвестиций. Проблема в том, что огромный потенциал энергоресурсов этого региона пока еще мало обследован. Например, известно, что начальные суммарные ресурсы газа суши Восточной Сибири и Дальнего Востока составляют 44,9 трлн. куб. м, а морского шельфа - 15 трлн. куб. м. Но это всего лишь общая оценка, а детально разведано лишь 8,6% для суши и 5,8% для шельфа. При этом общая оценка запасов углеводородов Восточной Сибири и Дальнего Востока представлена весьма широким диапазоном значений различной достоверности. Используются преимущественно оценки, относящиеся к категориям запасов С1 + С2 со степенью подтверждаемости 50% и менее. К этому следует добавить, что можно назвать «коэффициентом корпоративной необъективности» геологов, заинтересованных в привлечении средств для уточнения своих оценок: чем выше оценка, тем больше потенциальная заинтересованность инвесторов или кредиторов. Согласно расчетам Минприроды России, интенсивное ведение геологоразведочных работ позволит обеспечить длительную и стабильную добычу нефти в Восточной Сибири к 2020-2025 гг. на уровне 80 млн. тонн. Однако, как и всякие оценки крупных сложно построенных геологических территорий, расчеты специалистов Минприроды России содержат много гипотетических элементов, что уже не может дать стопроцентной гарантии указанного уровня. Хочу также акцентировать Ваше внимание на том, что важным критерием значительности геологической провинции (с точки зрения запасов углеводородов) является открытие крупных и гигантских месторождений на начальных стадиях освоения регионов. Так, после получения первого промышленного притока газа на Березовском месторождении в течении 10 лет были открыты основные нефтяные гиганты Приобъя. Что же касается Восточной Сибири и Дальнего Востока, то после открытия Марковского месторождения в Иркутской области, более чем за сорок лет геологоразведочных работ из относительно крупных месторождений было открыты лишь Талаканское, с максимумом возможного выхода на 4-6 млн. тонн нефти в год к 2014-2015гг., и Верхнечонское, с 6-8 млн. тонн с неясными пока временными перспективами промышленного освоения.

Есть ли все же здесь какие-либо прогнозы?

Вообще здесь большой разброс оценок среди различных компаний и научных организаций. Скажу лишь только, что по оценкам Минприроды России, суммарные инвестиции недропользователей в геологоразведочные работы, добычу и промысловую инфраструктуру составят 90-100 млрд. долл. Само государство готово профинансировать лишь долю инвестиций, не превышающую 10%. Оставшиеся 90% или больше, инвестиций должны будут вложить компании, однако существующее законодательство этого пока активно не стимулирует. В частности, по мнению президента компании Сургутнефтегаз В. Богданова, «действующая система налогообложения вместе с предполагаемыми транспортными тарифами не позволяет компаниям достичь порога рентабельности при разработке месторождений Востока». Глава Минприроды России Ю. Трутнев в докладе президенту России еще в 2005 г. сообщил, что «в Восточной Сибири лицензированы 38 участков недр, а уровень инвестиций в рамках программы составил - 1,2 млрд. руб.» Отмечу также, что указанная сумма составляет немногим более 40 млн. долл. И на порядки отличается от необходимого объема финансирования. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что очередей за восточными лицензиями нет, и результаты первых аукционов Минприроды России ажиотажа не вызвали. Кроме того, обращает на себя внимание и другое важное замечание, сделанное в том же докладе министра: «В связи с увеличением общих расходов на геологоразведку мы увеличили инвестиции в Восточную Сибирь. Это позволит к 2011 г. выйти на 30 млн. тонн нефти в год». Каким образом рост указанных капиталовложений реально обеспечит выход на такой уровень нефтедобычи - остается без объяснений. Таким образом, подводя итог изложенному, можно сделать вывод, что основания для беспокойства по поводу сроков освоения углеводородных ресурсов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке имеются.

Что уже в этом плане сделано и что необходимо сделать?

Я хотел бы, прежде всего, начать с того, что в истекшем г. Государственной Думой были приняты поправки в налоговый кодекс, снижающие налоговое бремя для месторождений Восточной Сибири. Этот механизм начал действовать с 1 января 2007 г. Конечно, это не решает проблему на все сто процентов, однако это все же шаг в правильном направлении.

Кроме того, следует иметь ввиду, что срок вывода месторождения на промышленные объемы добычи продукции с момента утверждения запасов обычно составляет от 5 до 10 лет. Это необходимо учитывать при планировании временных рамок осуществления проектов. Понимая это, Государственная Дума и конкретно комитет по энергетике, транспорту и связи, который я представляю, намерены продолжать работу по совершенствованию налогообложения, и прежде всего с точки зрения дифференциации НДПИ. И еще весьма важный момент, о котором необходимо сказать, это развитие трубопроводного транспорта, особенно в районах Восточной Сибири, где он практически не развит.

Есть ли для этого правовые основы?

Сегодняшняя система правового регулирования в сфере трубопроводного транспорта представляет собой большой объем разноуровневых нормативно-правовых актов, регулирующих отдельные аспекты отношений в этой сфере. Всего к настоящему моменту действует, ни много, ни мало, более 600 документов, начиная от базовых законов: «О естественных монополиях», «О газоснабжении в Российской Федерации», и заканчивая ведомственными приказами и инструкциями. В целом следует отметить фрагментарный характер действующих норм, отсутствие внутренней логической связи между ними. Иными словами, весь этот огромный объем документов, к сожалению, не может быть охарактеризован как полноправная система правового регулирования. Сложной остается ситуация с техническими регламентами. Давно разработанный регламент «О безопасности магистрального трубопроводного транспорта, внутрипромысловых и местных распределительных трубопроводов» по разным причинам до настоящего времени так и не принят. Восполнить существующие пробелы, согласовать между собой разнородные нормы, связанные, например, с доступом, регулированием тарифов, требованиям к структуре магистрального трубопровода и др. может и должен специальный закон о трубопроводном транспорте. В то же время, законопроект должен быть максимально вписан в существующую законодательную систему, без необходимости не вторгаться в области смежного законодательства.

Какова готовность данного документа? Каковы в нем ключевые моменты?

Законопроект практически полностью подготовлен ко второму чтению. Доработка законопроекта потребовала внесения существенных изменений и дополнений в текст первого чтения в части правовых норм, необходимых для регулирования отношений при создании, функционировании и развитии магистрального трубопроводного транспорта. Что касается ключевых моментов, то данного нормативно-правового акта, то проект федерального закона о магистральном трубопроводном транспорте разработан в целях обеспечения правового регулирования отношений между организациями, эксплуатирующими систему магистрального трубопроводного транспорта и субъектами предпринимательской деятельности, пользующимися услугами магистрального трубопроводного транспорта. Законопроект регулирует вопросы создания, функционирования и ликвидации магистральных трубопроводов, используемых для транспортировки нефти, природного газа, других углеводородов и нефтепродуктов, и направлен на обеспечение эффективного и безопасного их использования. Строительство новых и реконструкция действующих участков трубопровода требует мобилизации значительных средств. При этом возможны различные схемы организации финансирования работ, условия привлечения инвестиций эксплуатирующими организациями или собственниками трубопроводных систем. Предлагается установить, что развитие магистрального трубопроводного транспорта может осуществляться за счет государственных и частных капитальных вложений. Устанавливается, соответственно, что магистральные трубопроводы могут находиться в государственной, частной и иных формах собственности. Предлагается установить, что строительство новых и реконструкция действующих трубопроводов должны осуществляться в рамках утверждаемых Правительством Российской Федерации генеральных схем развития. Предполагается, что эта мера «дисциплинирует» инвестиционный процесс, придаст расходованию средств целесообразный характер. Уже решено отказаться от фиксирования обязательных долей участия Российской Федерации в уставном капитале организаций-собственников магистральных трубопроводов. Законопроектом разграничены понятия собственника и эксплуатирующей организации, что позволило более четко определить пределы ответственности участников процесса транспортировки. Вопросам доступа к трубопроводу посвящена специальная глава. Основной принцип - доступ получает производитель продукции, при этом право доступа может быть переуступлено при продаже определенного объема. При ограниченной технической возможности прокачки включается принцип пропорциональности. В настоящее время законодательное регулирование здесь носит ограниченный характер. Согласно части второй статьи 6 закона о естественных монополиях право доступа провозглашается равным только при вывозе сырой нефти за пределы таможенной территории Российской Федерации. Законопроектом предусмотрены случаи предоставления преимущественного права доступа в соответствии с вступившими в силу международными договорами, и соглашениями при поставках продукции по регулируемым ценам, в том числе для коммунальных и бытовых нужд. Также предоставлены льготы инвесторам, осуществившим капитальные вложения в развитие соответствующего магистрального трубопровода. Продолжение вопроса о доступах - это вопрос о тарифах. В законопроекте отражены основные принципы и правила их расчетов: прозрачность, открытость, предсказуемость. Тарифы или их предельный уровень утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Методы расчета тарифов должны учитывать совершенные инвестиции в строительство или приобретение объектов систем магистрального транспорта. Предусматривается возмещение капитальных вложений инвестору собственником магистрального трубопровода.

Как предполагается решить вопрос стандарта качества транспортируемой продукции?

Здесь одним из решений видится банк качества как механизм, компенсирующий различия в качестве сдаваемой на перекачку продукции. Он может быть установлен в отношении отдельных маршрутов магистрального трубопровод при условии заключения многостороннего договора со всеми потребителями услуг по конкретному маршруту. Отдельные главы законопроекта посвящены вопросам эксплуатации магистральных трубопроводов, промышленной и экологической безопасности, ответственности сторон, порядку возмещения вреда и разрешения споров. Детализация ряда вопросов, законопроектом отнесена к компетенции Правительства Российской Федерации, другим уполномоченным органам исполнительной власти. Таким образом, принятие этого закона будет способствовать дальнейшему развитию трубопроводного транспорта в России на современных рыночных условиях.

Источник: «Большой Бизнес»

14.11.07

О проекте | Контакты | Архив | На главную
© Экспертный портал "Восточный нефтепровод". Все права защищены