На главную Почта Архив
     
 
http://www.vstoneft.ru
  Маршрут-новости
  Маршрут-мнения
  Маршрут-аналитика
  Маршрут-картография
  Маршрут-фото
  Маршрут-видео
 

версия для печати

Экология, государственная компания и частные интересы

Евгений Махортов

Экологические и общественные организации Дальнего Востока, по территории которого пройдет вторая очередь Восточного нефтепровода, предъявляют многочисленные требования к безопасности проекта. Зачастую ничем необоснованные предложения защитников природы апеллируют к страху общественности перед техногенными катастрофами. Очередным примером спекулятивности требований и отсутствия у региональных активистов четкой аргументированной позиции по экологии проекта стал пикет амурских экологов под окнами общественной приемной, открытой «Транснефтью» для обсуждения предварительной документации по ВСТО-2.

Вопросы экологической безопасности крупных инвестиционных проектов масштаба ВСТО все чаще становятся объектом для спекуляций и инструментом для защиты частных интересов. Основные аргументы амурских экологов, бойкотирующих строительство первой очереди ВСТО в столице Амурской области, сводились к загрязнению нефтью источников воды в случае аварии на трубопроводе, а также ангажированности организаций, осуществляющих экологический мониторинг проекта. Между тем политизация экологических проблем ВСТО становится все более явной. Организаторами пикета в Благовещенске стали представители местных отделений «Яблока», «Объединенного гражданского фронта» и «Социалистического сопротивления». Посетить общественную приемную активисты не захотели.

Появление несуществующих поводов, тиражируемых региональными экологическими и общественными организациями для оказания давления на представителей «Транснефти», неудивительно. Дальний Восток отличается богатейшей природой, а большое разнообразие редких и исчезающих видов флоры и фауны региона предоставляет прекрасный шанс для спекулирования вопросами экологической безопасности крупных инвестиционных проектов и, в частности, ВСТО. В последнее время требования защитников природы становятся все более радикальными. Постоянные недовольства и нечеткая формулировка экологических предложений делают подобные заявления неубедительными, размывая позицию общественных организаций. Очевидно, что построение конструктивного диалога в таких условиях невозможно.

Претензии защитников природы становятся еще менее состоятельными в контексте экологической политики, осуществляемой «Транснефти» при строительстве ВСТО. Не стоит забывать, что компания использует передовые технологические разработки, созданные специально для прокладки Восточного нефтепровода в условиях вечной мерзлоты и сильных перепадов высот. В рамках реализации проекта к изделиям, комплектующим и технологическим процессам предъявляются самые высокие требования. Непосредственно при прокладке нефтепровода проводится регулярный мониторинг окружающей экосистемы, который озволяет моментально фиксировать любые изменения. Помимо этого, на всем протяжении трассы создаются аварийно-спасательные подразделения для оперативного реагирования в случае чрезвычайных ситуаций. Экологический контроль осуществляется «Транснефтью» совместно с Ростехнадзором, Росприроднадзором и местными контролирующими органами. Вся эта работа вполне соответствуют российскому природоохранному законодательству.

Более того, каждый этап строительства Восточного нефтепровода выносится на суд общественности. У «Транснефти» реально отлажен механизм публичного контроля за строительством нефтепровода через общественные приемные, число которых только в Амурской области составляет больше десятка. В общей сложности на Дальнем Востоке открыто более 35 общественных приемных, где каждый может ознакомиться с техническим заданием и материалами ТЭО проекта и высказать собственные пожелания.

Между тем практика использования экологической тематики как инструмента политического давления распространена достаточно широко. Эта технология давно применяется на международном уровне -- как против отдельных компаний, так и целых государств. Наиболее яркие примеры - проекты российских газопроводов в Европу. Как северный (Северный поток), так и южный (Южный и Голубой поток) проекты сталкиваются с серьезным экологическим противодействием стран, по территории которых будет проложен газопровод. Причем важным является тот факт, что апеллируют к экологии лишь те государства, которые имеют политические претензии к России (Северный поток – прибалтийские государства, Южный поток – Украина). К технологиям международного давления можно также отнести Киотский протокол, который подразумевает введение для стран-участниц порога по выбросам парниковых газов в атмосферу. Стоит отметить, что в числе неприсоединившихся есть государства, которые являются основными загрязнителями атмосферы – США и Китай. Это позволяет Евросоюзу оказывать на них постоянное информационное давление.

Введение в эксплуатацию магистрального нефтепровода ВСТО позволит России решить ряд задач как социально-экономического, так и геополитического порядка. В первую очередь Восточный нефтепровод обеспечит выход российской нефти на новые рынки. В свою очередь, диверсификация экспортных маршрутов позволит снизить зависимость от фактически монопольного покупателя. Учитывая стратегическое значение Восточного нефтепровода, неудивительно, что проект подобного масштаба становится объектом пристального внимания различных экономических игроков. В этих условиях «Транснефти» приходится прикладывать максимум усилий, чтобы избежать чрезмерной политизации проекта и эффективно управлять им.

Наиболее широкое распространение получили спекуляции по поводу неконтролируемого распространения непарного шелкопряда, завезенного в китайских трубах для строительства нефтепровода. Насекомое якобы уничтожает лесные массивы Дальнего Востока. Руководитель приморской экологической организации «Бюро региональных общественных кампаний» (БРОК) Анатолий Лебедев признается, что не знаком с научным обоснованием содержания письма, обнародованного от имени БРОК. А ведь основным его требованием является запрет на импорт китайской трубной продукции. Письма БРОК уже направлены на имя полномочных представителей президента в Сибирском и Дальневосточном округах Анатолия Квашнина и Олега Сафонова. Кроме того, экологи призывают отказаться от китайских труб руководство ТНК-BP. БРОК не призывает бороться с шелкопрядом – оно призывает ограничивать импорт. Это две большие разницы.

Еще одним примером может стать амурский тигр, угроза популяции которого возникает всякий раз, когда речь идет о крупном инвестиционном проекте, масштаба ВСТО. Сегодня экологи утверждают, что трасса ВСТО-2 пройдет через места обитания тигра, а сооружение сопутствующей инфраструктуры в рамках реализации проекта создаст угрозу выживанию животного. Аналогичный прием использовался и на первом этапе проектирования. В то же время, согласно переписи Всемирного фонда дикой природы (WWF), в 2007 году популяция амурского тигра достигла максимальной численности за последнее столетие и более не находится на грани вымирания.

Мотивы защитников природы становятся все менее экологическими. Экологи все реже вносят конкретные предложения по усилению мер экологической безопасности при строительстве нефтепровода, предпочитая выдвигать радикальные требования о переносе трассы или запрете импорта. Между тем именно руководствуясь экологическими соображениями, «Транснефть» уже перенесла трассу ВСТО-1 на 400 км севернее Байкала. Недопустимым оказался для компании и первоначальный вариант маршрута второй очереди в районе Хабаровска - в результате трасса была вынесена за водозабор краевого центра. Приоритетность вопросов экологической безопасности и готовность «Транснефти» к сотрудничеству с экологами не вызывает сомнений. Однако государственная компания не должна становится заложником частных экономических интересов.

Евгений Махортов -- старший аналитик Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Lobbying.ru

01.07.08

О проекте | Контакты | Архив | На главную
© Экспертный портал "Восточный нефтепровод". Все права защищены